GINFORS.RU

Логин:
Пароль:
Регистрация | Забыли пароль? |
123
» » » Встреча Михаила Мишустина с главой Роснедр Евгением Петровым

Встреча Михаила Мишустина с главой Роснедр Евгением Петровым

Глава Федерального агентства по недропользованию Евгений Петров доложил Михаилу Мишустину об основных результатах работы ведомства и направлениях развития отрасли.


В ходе встречи обсуждались результаты работы агентства в 2022 году и основные задачи на текущий год, в частности обеспечение долгосрочной стабильности российской экономики, достижение энергетической и сырьевой независимости страны, цифровая трансформация отрасли. 


Также глава Роснедр рассказал о мерах, принимаемых ведомством для наращивания добычи стратегически важных минеральных ресурсов по всей стране.

Из стенограммы:

М.Мишустин: Добрый день, уважаемый Евгений Игнатьевич!


Агентство, которое Вы возглавляете, выполняет очень важную функцию. Задачами Федерального агентства по недропользованию являются в первую очередь государственный учёт и лицензирование месторождений полезных ископаемых. Это важные, непростые вопросы, которые требуют применения самых передовых методов. Это и космическое зондирование, и анализ больших данных, это, соответственно, самые последние технологии, в частности, математические методы, искусственный интеллект, которые надо активно использовать, для того чтобы составить в том числе цифровую карту полезных ископаемых. И потом определять необходимость бурения, необходимость экспедиций. 


Каким образом Вы выстраиваете сегодня работу агентства? И как дела в разведке полезных ископаемых в целом в Российской Федерации? 


Е.Петров: Михаил Владимирович, Российская Федерация обладает уникальной ресурсной базой, одной из самых лучших в мире. При этом наша отечественная школа также одна из ведущих. Эта школа создавалась сотнями лет, начиная ещё с Петра I, с Берг-коллегии.


У нас сегодня есть передовой практический опыт, есть собственный подход ко многим вопросам, собственные технологии. И в мире мы действительно формируем геологическую повестку.

Сегодня наша отрасль является драйвером технологического прогресса, центром кадрового притяжения и фундаментом межотраслевого планирования.


Одним из ключевых показателей был доход от добычи полезных ископаемых. Как Вы знаете, он составляет более 30%. А что касается нашего плана по доходам, то мы его перевыполнили на 162%.


Важно отметить, в геологии инвестиционный цикл составляет 10–15 лет. И поэтому по результату нашей сегодняшней работы определяется состояние отечественной экономики в 30-е годы. Это действительно очень ответственная работа. Отчасти поэтому наша отрасль является такой консервативной.


Сегодня в ведении агентства находится работа по управлению всей геологической информацией и всем геологическим изучением в стране. Это направление имеет колоссальный потенциал, который мы только начали реализовывать. И эти работы – инвестиции в будущее нашей страны. 


Задача Роснедр – это обеспечение долгосрочной стабильности российской экономики. Именно с этих позиций я бы выделил три ключевых направления, которые мы сегодня развиваем, которые позволят нам и уже позволяют сегодня обеспечивать сырьевой суверенитет нашей страны.


Первое ключевое направление, первая точка – это увеличение глубины переработки. Сегодня мы во всех проектах разработки месторождений – а в прошлом году мы рассмотрели 1596 проектов разработки – стараемся, чтобы вся переработка была внутри Российской Федерации. Так как понимаем, что вся добавочная стоимость формируется на следующих этапах передела и бюджетная эффективность тоже растёт с увеличением глубины переработки, а кроме того, таким образом формируются новые рабочие места, плюс идут налоговые поступления. Более того, в проектах разработки мы сегодня делаем явный акцент на использовании полностью российских технологий.


Хочется отметить, что в тех почти 1,6 тыс. проектов, которые мы рассмотрели, мы на 100% обязали использовать российские технологии. И уже в 38% наших проектов, которые были утверждены, используются полностью российские технологии, мельницы и дробилки российского производства, горная техника. И что очень важно: появилась первая российская химия, которая используется при разработке нефтяных месторождений. До этого она была практически полностью импортная.


Мы провели огромную работу, оцифровывая все этапы геологического изучения и все этапы жизненного цикла месторождения. Мы сформировали технологический ландшафт вместе с Минпромторгом, и сегодня чётко понимаем весь реестр технологий: какие технологии используются на каком этапе жизненного цикла месторождения и где формируются узкие места. При этом мы делаем акцент не на оборудовании, а именно на технологиях, на целой технологической цепочке, чтобы её замещать.


Мы сегодня формируем стратегические инвестиционные программы, с помощью которых государство сможет стимулировать развитие наиболее важных звеньев технологической цепочки. По сути, мы создали единую технологическую карту отрасли, которая, собственно, является направлением наших дальнейших действий.


Я уже коротко сказал по нефтянке, где на нескольких месторождениях впервые используется российская химия. Это методы увеличения нефтеотдачи, которые позволяют продлить жизнь месторождения на 7–10 лет – месторождения, которое уже полностью выработано и находится на последних жизненных этапах, этапах разработки. Это даст очень существенный эффект в ближайшие годы.


Вторая точка роста, которую мы реализуем, – это новый, кластерный подход. Сегодня мы видим большое количество отдельных небольших месторождений, разработка которых является нерентабельной в силу необходимости очень больших инвестиций в инфраструктуру. Кластерный подход позволил нам объединить эти месторождения в группы, сделав их рентабельными именно за счёт создания единой инфраструктуры. И это в полной мере относится не только к высоколиквидной группе полезных ископаемых, но, самое главное, к дефицитной – нерентабельным видам полезных ископаемых, которые сегодня будут вводиться в эксплуатацию, и через это мы как раз пытаемся перераспределить нагрузку с более ликвидных видов сырья.


Два примера. Это горно-металлургический кластер, в частности, Малмыжское медное месторождение, вокруг которого сегодня очень активно развивается недропользование. Компании сюда отбирают как по аукциону, так и по заявительному принципу, и здесь огромный бум. И отдельный проект, который мы реализуем с «Росатомом», с «Атомредметзолото» по Алданскому ГОКу, – это разработка крупнейшего уранового месторождения. Очень сложное месторождение. За счёт разработки вышележащих золоторудных месторождений сегодня полностью создают инфраструктуру для разработки уже уранового месторождения. То есть здесь не потребуется никаких денег со стороны государства. Фактически всё, что сегодня добывает «Атомредметзолото» по золоту, вкладывается в развитие инфраструктуры, создание инфраструктуры под добычу урана.


И третья точка роста. Мы создаём новую модель управления отраслью на основе данных. Такой подход реализуется именно на создании бесшовного движения данных от самого начала – этапа геологоразведки – до добычи и переработки с получением всех данных в машиночитаемом виде.


М.Мишустин: Результаты труда сотрудников вашего ведомства фактически определяют энергетическую и сырьевую независимость страны. Президент неоднократно подчёркивал, что для России очень опасно даже на время ослабить свой суверенитет, отказаться от национальных интересов.


Поэтому очень важно, что вы добавляете компетенции агентства. В частности, вы к регулярным обновлениям сведений о запасах и перспективах использования добавили сейчас реестр водных объектов, то есть источники питьевого водоснабжения. Занимаетесь также процедурами суверенного аудита по источникам полезных ископаемых. Конечно, для того чтобы решать такие задачи, базироваться на старых технологиях непросто. Поэтому хотел бы задать Вам такой вопрос. С учётом цифровой трансформации и цифровизации насколько более эффективным стало потребление данных, которые генерирует ваше агентство, вашими заказчиками? Это промышленные, сырьевые компании. 


Е.Петров: Кратность возросла в разы. 

Первое, что мы сделали, это ключевое: переход к реестровой модели.

Сегодня лицензия – это реестровая запись, которая содержит все юридически значимые документы: и геологические материалы, и все подсчёты запасов, и, самое главное, модель разработки месторождения.


В идеале к чему мы стремимся? Реестровая запись будет содержать полностью цифровой двойник месторождения – со всеми экономическими моделями и всеми вариантами развития экономики при различных макросценариях или при появлении какой- то новой геологической информации.


Второе – мы существенно сократили все сроки оказания государственных услуг. Там все социально значимые услуги, одна из них, самая актуальная, – это предоставление права пользования недрами. Мы сократили срок её оказания с 65 дней до семи. Сегодня мы работаем с нашими смежными согласующими ведомствами, чтобы этот срок максимально ещё сократить.

И третье – это полный уход в электронные аукционы, потому что сегодня эта процедура стала очень прозрачной. Все недропользователи очень высоко оценили её, потому что она стала удобной.


Стоит отметить, что была проделана колоссальная работа с точки зрения нормативки, чтобы мы смогли ввести реестровую модель. Приняли 40 подзаконных актов.


Сегодня мы на сто процентов готовы к переходу на оказание государственных услуг в электронном виде. Все нововведения высоко оценены недропользователями. Мы через личный      кабинет протестировали все наши государственные услуги, получили обратную связь, и часть наших госуслуг уже работает в проактивном режиме. С другой стороны, нам сегодня это позволило высвободить значительные ресурсы и привлекать уже наших экспертов без привязки к территориальному признаку. Это очень большой шаг. Такое перераспределение ресурсов позволяет нам реализовывать многие направления цифровой трансформации. Но здесь стоит отметить, наверное, и сдерживающий фактор, потому что все наши нововведения, которые мы начали, сегодня уже не соответствуют существующему в Роснедрах IT-ландшафту.


Мы совместно с Минцифры, с «ГосТехом» сейчас ведём большую работу по развёртыванию нашей цифровой платформы, чтобы в прямом смысле перейти уже к управлению на основе данных. Технически мы к этому уже готовы.


И аддитивно также продолжаем сегодня полную интеграцию наших информационных систем с Ростехнадзором, «Главгосэкспертизой», Росприроднадзором, чтобы мы все работали в одном информационном поле и оперировали одинаковой информацией.


Что очень важно – сегодняшняя реестровая модель, которую мы заложили, открывает принципиально новый подход к формированию межотраслевых балансов, межотраслевых связей, потому что мы  понимаем, что минеральное сырьё лежит в основе, является точкой отсчёта для всего межотраслевого планирования. Это тот колоссальный потенциал, который будет реализован в ближайшие годы. 


М.Мишустин: Это очень важные результаты. Тем более что недружественные страны ограничили поставки сырья, в том числе и стратегического, которое так необходимо для производства, национального производства. И информация, связанная с месторождениями, вообще с базой данных и большими данными, которые позволяют нашим промышленникам находить, соответственно, необходимые товары, компоненты, ингредиенты, и стратегическое сырьё, даёт возможность многим предприятиям при санкционном давлении сохранить рабочие места и вообще сохранить для себя рынок.


Какие ещё меры агентство принимает для наращивания добычи стратегически важных минеральных ресурсов по всей стране?


Е.Петров: Огромное спасибо Вам и Правительству за то, что были очень оперативно приняты меры поддержки нашей отрасли. Это позволило недропользователям не только выдержать санкционный удар, но и  адаптироваться к работе в новых условиях.

Сегодня можно выделить два ключевых направления – в среднесрочной и краткосрочной перспективе, которые реализуются в рамках поручения Президента.


В краткосрочном плане мы ведём работу по ускоренной подготовке к лицензированию объектов по дефицитным видам сырья. Это в основном титан, литий и уран, наиболее зависимые, наиболее уязвимые виды полезных ископаемых. Здесь мы ведём большую работу по переоценке нераспределённого фонда недр. Мы уже закончили работу по 30 объектам, они готовятся к лицензированию. По 70 дополнительным объектам мы в течение ближайших месяцев эту работу закончим.


В этой работе очень большим подспорьем является тот технологический ландшафт, тот реестр технологий, который мы создали ещё в прошлом году, который нам сегодня позволяет очень быстро оценить конечную себестоимость сырья на конечных циклах. Это очень большой задел.


И среднесрочная работа, которую мы ведём вместе с Министерством природных ресурсов, с коллегами из Минпромторга, по разработке нового федерального проекта по стратегическим видам минерального сырья. Здесь принципиально поменялся подход, с которым мы его формируем. Он включает сейчас не только поиски и геологоразведку, но и технологии добычи, переработки и ключевые технологии производства конечной продукции. Потому что по ряду дефицитных видов сырья у нас в стране очень низкий объём потребления и фактически нет производств и нет технологий, которые могли бы нам обеспечить рентабельное производство конечной продукции.


Данный проект направлен прежде всего на стабилизацию поставок стратегических и дефицитных видов минерального сырья для российской промышленности. И что важно, создаваемый механизм нам позволит регулировать стоимость конечной продукции. Здесь такое очень тесное переплетение будет с межотраслевыми связями, межотраслевыми балансами, которые мы сейчас пытаемся формировать.


Этот проект также предусматривает формирование горнотехнических кластеров крупных месторождений, которые будут объединяться и за счёт которых в основном будет обеспечиваться рентабельность добычи дефицитных видов сырья.

Что хочется ещё отметить? Положительный тренд, который сегодня существует на рынке. Так как санкционное давление усилилось, очень многие процессы в отрасли ускорились. Сегодня компании-недропользователи стали закупать огромное количество российских технологий. И здесь надо отметить большой всплеск малых инновационных компаний на рынке в России, у которых появляется понимание среднесрочного спроса на  требуемые технологии, в том числе для высокого уровня передела. В среднем за прошедшие несколько месяцев мы видим такой всплеск  на 40%.


И в заключение отдельно хочу поблагодарить Вас за поддержку инициативы «Геология: возрождение легенды». Реализация этого федерального проекта действительно позволяет нам по-новому подходить к поиску и разведке месторождений, выводя их сразу на аукционы. Пока мы это реализуем для высоколиквидных видов сырья, потому что на это есть большой спрос у промышленности. Но в дальнейшем мы планируем также расширять эту практику и на дефицитные виды сырья.


М.Мишустин: Евгений Игнатьевич, работа в этом направлении крайне важна. Отечественная минерально-сырьевая база даёт возможность нашим и промышленникам, и аграрным предприятиям выпускать самую разнообразную продукцию. Начиная с продовольствия, которое мы видим на полках наших магазинов, заканчивая ледоколами и космическими кораблями. 


В этой связи Президент поручал проработать вопросы стимулирования разведки стратегических и дефицитных видов сырья.


Надо внимательно следить, чтобы находящиеся на балансе государства месторождения закрывали ключевые потребности страны в будущем. То есть позволяли и сельскому хозяйству, и промышленности обеспечивать людей всем необходимым. Это очень важно для поддержания нашего экономического и технологического суверенитета,  в частности, сырьевого, энергетического.

Просмотров: 24
0

Комментарии к статье